ЦАРЬ ПОДЗЕМЕЛЬЯ - 5 Сентября 2011 - Перевальск Газета народная трибуна
  Купим металлолом в Москве и области
<Понедельник, 05.12.2016, 14:31
 
Главная Мой профиль Регистрация Выход Вход
Новости
Район Область Украина Россия Мир
Вы вошли какГость · Группа "Гости"Приветствую Вас, Гость · RSS
Форма входа
Меню сайта
Инфо
Спортплощадка
Категории
Перевальск [75]
Общество [241]
Праздники [118]
Криминал [19]
Политика [21]
Спорт [27]
Культура [68]
Медицина [54]
Социалка [23]
Официально [180]
Местные советы [42]
Экономика [14]
Украина [18]
Мир [1]
Луганск и область [22]
Поиск по городу
 
Главная » 2011 » Сентябрь » 5 » ЦАРЬ ПОДЗЕМЕЛЬЯ
09:31
ЦАРЬ ПОДЗЕМЕЛЬЯ

"Здравствуйте! Я — Витя!" — запросто представился нам в актовом зале административно-бытового комбината шахты "Никанор-Новая" симпатичный, хотя и чумазый, вполне молодой еще человек. Сразу отметила его пунктуальность — явился к строго означенному времени, даже помыться в бане не успел. Так и пришел во всем шахтерском обмундировании.

Не улыбнуться ему было просто невозможно. А на память почему-то пришел прекрасный фильм "Иван Васильевич меняет профессию". Именно тот эпизод, где лжецарь Иван Грозный представляется челяди, пожимая всем руки: "Здравствуйте! Царь!", "Здравствуйте! Царь!". Только в данном конкретном случае перед нами собственной персоной стоял настоящий царь подземелья. Но с таким, как у Грозного, отчеством. И мило улыбался! Так что челядью мы себя и не почувствовали.

Знакомьтесь: Виктор Васильевич ОСТАПЕНКО —машинист горновыемочной машины — комбайнер проходческой бригады, заместитель бригадира Юрия Александровича Дудника. Так-то!

— Виктор Васильевич, родом-то вы откуда?

— Да из этого самого Зоринска мы и есть. Первые свои университеты проходил в местной средней школе имени Дегтярева. Потом немножко поучился на повара в самой Одессе. Получил дополнительную специальность: повар-хлебопек со знанием национальной зарубежной кухни.

— Вот это да!

— Представьте себе! Готовлю отлично, умею, знаю много. Правда, после армии не сложились отношения с морским торговым флотом — не выпускали за границу. Моментально пропал интерес к дальним странствиям и походам. Наверное, не мое это было.

— Очень расстроились?

— Некогда было расстраиваться. Приехал домой и сразу женился, детишки пошли. Надо было семью содержать. А хорошо кормить могла только шахта, где более-менее достойная зарплата. Так я в 1985 году впервые спустился в глубины земные на шахте "Комиссаровская". И было мне всего 21.

 — С надводного транспорта пересели на подземный?

— И ни разу об этом не пожалел. Начинал в знаменитой, мощной проходческой бригаде Зайцева. Хорошую школу прошел. Работали по тем временам, как говорится, с огоньком, с хорошим задором. Потому что было где работать, было чем работать и было за что работать. Никаких задержек ни с оборудованием, ни с запчастями — ни с чем. Любые возникающие вопросы и проблемы разрешались без промедления. Да и главный стимул был — своевременная и приличная зарплата. Потому и вгрызались в твердь земную поглубже, помощнее, от всей души.

А как работали по тем временам проходчики-комиссаровцы! С энтузиазмом, с подъемом, с огоньком! Дух захватывало. Вспомните, какие вахты раньше проводились, скажем, к Дню Победы или к другим знаменательным датам. С горняцким задором, с перевыполнением планов, с соцсоревнованием. По тем временам по труду и честь полагалась: много было орденоносцев, заслуженных шахтеров.

— Виктор Васильевич! Я чувствую вашу больную душу. Выговоритесь!

— Ну вот скажите, чем мы могли достойно встретить свой профессиональный праздник на "Никанор-Новой", где я сейчас работаю?! Какими показателями? О чем рапортовать? И самое главное — люди хотят работать, готовы выложиться, свернуть, как говорится, горы, повернуть речку вспять. К сожалению, на этом все и тухнет. Причем по не зависящим от горняков причинам. Устаревшее, изношенное оборудование и механизмы, плохое материально-техническое снабжение. А за этим следуют постоянные аварийные ситуации на каждом участке. Скажем, не выдерживает нагрузки уже допотопная транспортная цепочка, дает сбои шахтный транспорт...

— Потому, наверное, и не загонишь в шахту наших детей и внуков.

— Я бы так не сказал. Молодежь к нам идет, шахта работает, зарплата есть. Правда, могла быть и выше. И только мы, ветераны, проработавшие по два десятка лет под землей, можем рассказать ребятам о том, как было раньше и как — теперь, как мы в их годы горы сворачивали на пути. Но времена тогда другие были. Хотя есть хорошие парни и сейчас. Начальство, конечно, тоже заинтересовано в том, чтобы проходка работала. В чем дело, где это "узкое место", как выправить положение в лучшую сторону — ответить затрудняюсь. Если в прошлом году бригада Дудника имела и показатель хороший, и грамоты, и места, то в этом нам похвалиться особо нечем. Хотя в данный момент мы работаем на полную мощность — так, как можем.

— Наслышаны, что вам дают заслуженного шахтера...

— Не знаю, может, за прошлые заслуги. А возможно, в качестве аванса. Я и так уже полный кавалер ордена Шахтерской славы, лучший по профессии по итогам нескольких лет. Но это — не только моя заслуга. Это труд и пот всех хозяев подземелья, моих друзей

товарищей.

— Что вы можете сказать о новом директоре шахты, Виктор Васильевич?

— Олег Анатольевич Розум  — молодой, но знающий, толковый человек именно в части проходки. Может, нет какого-то опыта в добычных вопросах, но это — дело наживное. Поэтому лично у меня претензий или вопросов к нему нет. Скажем, приходишь к директору с какой-то проблемой, так это — сплошной конструктив. Бывает и такое: замещаю я бригадира, и мне надо идти к Олегу Анатольевичу решить конкретный производственный вопрос. Иду к нему, заранее зная, что мне, как всегда, откажут. А мне, представьте себе, не отказывают! Где-то выискивают, находят на поверхности или откуда-то снимают нужную то ли деталь, то ли запчасть, и мы устраняем аварийную ситуацию. В последнее время, правда, почему-то посложнее стало работать. Проходчику — особенно.

— Вы еще не на пенсии?

— Давно уже! Пять лет. А в общем отдал шахтному производству 26 лет своей жизни. Сейчас мне — полных 47. Семья дала "добро": хочешь — рассчитывайся. Но я подумал-подумал и решил: рановато мне еще почивать на лаврах. Хотя пенсия уже в кармане, пусть не самая большая, но хорошая. Не буду кривить душой и гневить Бога. Проходка никогда ведь не отличалась большими заработками. Пятилеточку, наверное, отработаю — и, как говорится, на заслуженный отдых. Мне есть чем дома заняться. А порода, знаете ли, нас, горняков со стажем и в таком возрасте, уже боится.

— С производством все ясно, Виктор Васильевич. Упомянули вы и о кулинарном образовании. А вот сорока принесла на хвосте еще одну новость, что вы — ботаник.

— Обижаете! Никакой я не ботаник, я — цветовод-любитель. Это друзья-шахтеры приклеили на меня такой ярлык. Можем поехать ко мне, и я покажу вам свою коллекцию. Правда, дом мы купили недавно и смотреть там пока особенно нечего. Все — в стадии восстановления. Коллекция, конечно, большая: за три сотни растений.

— И давно увлекаетесь?

— Первые свои цветы я украл в кабинете биологии где-то в классе пятом. По-моему, это было что-то из бегониевых.

— Принялись?

— Пропал мой цветок вопреки уверениям, что ворованные растения лучше приживаются. Никогда не надо этого делать, ни в коем случае. У меня у самого зачастую после гостей остаются ободранные подоконники. Знаете, как душа болит!

— Что в основном составляет вашу коллекцию?

— Самые разнообразные цветы: и комнатные, и аквариумные. Кстати, во дворе у меня большой бассейн с чудесными водными лилиями шести цветов и оттенков. Это — от папы. Он был большим любителем кататься по курортам. Так вот его хорошо уже знали в Никитском ботаническом саду, где он воровал всякие экзотические растения. Потому его иногда туда даже не пускали. Наверное, это у нас с ним наследственное.

— Интересно, а как жена переносит ваше хобби?

— Татьяна к моему увлечению никак не относится и абсолютно в нем не участвует. У нее — другие интересы. Мы друг другу не мешаем. Все — толерантно.

— Но содержать такую экзотическую коллекцию все же накладно.

— Последнее время полегче стало, потому что у меня появились честно заначенные деньги, на которые домочадцы не претендуют. Все по-честному. Я оставляю себе 250 грн. стипендии, которые мне ежемесячно доплачивают за заслуженного шахтера. На них и кручусь. Все абсолютно открыто и прозрачно. Никаких обид.

— Вернемся к кулинарному техникуму. На кухне вы хозяин?

— Да! Да! Да! Повторюсь: люблю, умею и хочу стряпать! Жена часто отсутствует по причине посуточной работы. Поэтому я с удовольствием оккупирую кухню. Культа из еды мы в семье не делаем, про запас на неделю не готовим. Быстренько на базарчик, того-сего прикупил — и включай фантазию. Так, что на ужин? Давайте что-то легкое! Ты то делай, ты — то. Сыновья у нас самостоятельные, к порядку приучены, умеют все.

— К слову, Виктор, любимое ваше блюдо?

— Наверное, легче назвать обратное. Люблю все. Мясо, любую рыбу во всех ее проявлениях — со страшной силой!

— Неприхотливый?

— Да я бы поостерегся так говорить. Не дружу с дрожжевым тестом, но обожаю бисквитное и слоеное. Прекрасно готовлю — шеф-повар на дому. Удобно и выгодно.

— Кроме цветов другие слабости есть?

— Если б вы знали, что для меня рыбалка! Она мне по ночам снится. В отпуск — только на Донец или на озера разные. В обязательном порядке! Это — даже не голосуется. Весь год собирался, уже подзакупился. Семья поставлена в известность. Как только — так сразу загружаемся, затариваемся, прыгаем в машину с меньшим сыном Владиславом, который успешно окончил второй курс университета, и — рыбалка практически на всю катушку.

— Рекорд есть?

— За ними не гоняюсь. Рыбы мало, ей тоже надо давать шанс. Стараемся укладываться в рамочки: положено рыболову 3 килограмма в день, мы не нарушаем закон, не жадничаем. Но свою рыбку поймаем обязательно. А как приятно на природе сварить на костре ароматную уху, да со специями, приправами разными, с дымком! И грех не выпить рюмочку под такую вкуснятину. Это — святое дело!

— Слабости имеете?

— Может быть, мягкотелость, излишняя доброта. Иногда и надо отказать человеку, а не могу. Обо мне говорят: хороший ты звеньевой, но ты не злой звеньевой.

— Вас можно вывести из равновесия?

— Можно, конечно. Но надо очень сильно постараться, чтобы я разозлился. Бывает, поручишь человеку какой-то участок работы, рассчитываешь на него, доверяешь ему. А он не справился и начинает в свое оправдание приводить какие-то аргументы, сочинять, придумывать, выкручиваться. Да ты мне не байки рассказывай, а правду. Мол, не успел, забыл, не получилось. И это притом, что я весьма редко взрываюсь, теряю самообладание.

— Ну, а когда теряете все же?

— Скажу честно: ненормативной лексикой владею в совершенстве. Но могу залезть "под кожу" другими способами. Потому матерные выражения стараюсь исключать.

— О меньшем сыне-рыбаке мы уже знаем. Но у вас и старшенький есть.

— Да. Станислав в этом году уже окончил университет. Кстати, очень хорошо. Ему нужно дать время отдохнуть. А потом — в добрый час! Я ему не мешаю работать. Хлопцами своими доволен и горжусь. Надеюсь, и другие не скажут о них ничего плохого. Понимаю, у молодежи — свои принципы. А у меня — свои. Потому и надо искать ту золотую серединку, которая объединяет любую семью, даже самую большую: уважение, понимание, сострадание, любовь друг к другу. У нас все это присутствует.

— Больше вопросов к вам, Виктор, не имею. Спасибо, что не отказали во встрече. И с профессиональным праздником вас и ваших товарищей по подземелью!

Начальник отдела кадров шахты Вера Анатольевна Синебрюхова так отозвалась о герое нашего очерка: "Виктор Васильевич — прекрасный семьянин, цветовод. Таких мужиков — единицы!". Думаю, верить ей можно.

Людмила ИЛЬИНА.

Прикрепления: Картинка 1
Категория: Перевальск | Просмотров: 366 | Добавил: nartribuna | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Copyright MyCorp © 2016
Поиск
Календарь
«  Сентябрь 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930
Погода в Перевальске
Случайное фото
Облако тегов
Счетчик посещений
Сайт управляется системой uCoz